Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

чистый

О деталях

У Станислава Лема в романе "Эдем" космонавты случайно прилетают прямо в центр пустыни на пережившей цивилизационную катастрофу планете, и долго затрудняются понять, что происходит, встречаясь на задворках оставшейся цивилизации со следами катастрофы, типа брошенного автоматического завода, работающего на собственных источниках энергии.

То, что его выходная продукция сразу идёт на вход как сырьё, а в выхваченном из замкнутого производственного цикла приборе явно электрическая цепь разбита явно изолирующими вставками, доводит Инженера, помнится немца по национальности, до форменного исступления - прежде, чем он понимает, что завод был брошен зацикленным и постепенно разладился.

Читал я её в самом начале Перестройки, будучи школьником средней школы без чего-либо и близко похожего в опыте, поэтому всё время был на шаг позади книги, понимал происходящее в ней заметно позже героев, а по прочтению пришёл в полный восторг от уровня интеллекта автора.

А затем узнал, к примеру, что с закрытием проекта советской лунной ракеты Н-1 возглавлявший тогда советскую космонавтику Глушко отдал приказ уничтожить вместе с её заделами и все двигатели НК-33, другого конструктора-двигателиста, но директор производившего их завода фактически тайком закрыл двигатели на складе вопреки начальственной воле. После ухода Валентина Петровича из жизни они вполне себе успешно запускают другие ракеты.

Или, допустим, что двигатели, аналогичные тому, который стоял на гагаринском МиГ-15, до сих пор используются, и даже производятся - для машин сдувающих ими снег с аэродромов и прочих прикладных целей подобного рода.

Или, скажем, что в России 64% граждан работают по специальности отличной от полученной в образовании, на которое были потрачены годы и существенные усилия.

Почему мы думаем, что каждый человек в жизни находится на своём месте, и с ним происходит то, что должно? Возможно, мы просто хотим в это верить. Возможно, большая часть из нас это детали планов, которые так и затруднились сбыться, на скорую руку приткнутые куда-то еще.
чистый

(no subject)

Продолжаю читать "Сестру Печали" Вадима Шефнера.

Главный герой, за случайно совпавшие шалости, вынужден был временно уехать из ленинградского училища, чтобы участвовать, по специальности, в восстановлении фарфорового производства на собирательном Амушевском Заводе.

К восстановлению он опоздал, оставшиеся печи заново запустили без него. Пришлось устроиться работать простым кочегаром.

Как культурный ленинградец, за образовавшимся досугом юный герой пошёл в библиотеку, и познакомился там с библиотекаршей своего возраста, приехавшей подрабатывать из того же Ленинграда. Знакомство, а точнее любовь с первого взгляда, переросло в платонические отношения.

К середине лета, 1940го года, оба вернулись в Ленинград. В котором к тому моменту из троих друзей героя в общей комнате остался только один, а другой, вслед за погибшим ранее третьим, переопределился в курсанты.

Нормальная учёба продолжилась, как и начатый в Амушевске роман. С обычной для юности ссорой из-за глупого пустяка и примирением после заметного перерыва, он пришёл к серьёзным отношениям как раз к лету, 1941го года.

При этом намёки на будущую войну, от немцев в кинохронике до карты военных действий "странной войны" на стене конторки в цеху, рассыпаны по тексту повсеместно. И есть уже второй погибший - старший брат девушки главного героя, офицер, погибший на сборах.

Сама война начинается ровно на "золотом сечении" книги, как и следовало бы ожидать.

Идёт всё очень туго - прекрасно понимаю, к чему автор клонит. Но думаю волевым решением закончить на днях.
чистый

О развязке

Под окнами у меня один из крупных московских перекрёстков. Может быть я о нём уже писал. Сходятся в одну точку два шоссе, один проспект, и крупная улица.

Ещё в советские времена всё это перестало пропускать автомобили, и был построен тоннель, соединявший одно из двух шоссе с проспектом напрямую, минуя светофоры. Выглядел он футуристично, особо потому, что на подъезде к нему из города открывался также вид на венчающий проспект советский небоскрёб. По советским временам, когда автомобили в среднем были только у тех, кто на них действительно натрудился, пролетали они насквозь со свистом. Так что это образцово-показательное дело регулярно светилось в заставке вечерней передачи московского телеканала.

Но другое шоссе с крупной улицей продолжали соединяться обычным перекрёстком, который постепенно вставал всё плотнее.

С превращением страны из СССР в Россию, после первой волны устаканивания, когда скорее всё разваливалось чем строилось, город заполонили халявные подержанные автомобили зарубежного производства. Убийственные для родной промышленности, но удобные новому, свободному, россиянину, которому на эту промышленность плевать точно так же, как ей на него ранее, когда он хотел автомобиль, а по плану должен был ездить на автобусе. Перекрёсток под окнами, и так забитый, встал намертво.

Проблему эту, надо отдать властям должное, начали решать, постройкой комплекса развязки из подземных переходов, тоннеля и эстакады, соединяющих с проспектом второе шоссе напрямую на въезд и выезд, и третьего тоннеля, позволяющего по крупной улице проехать под-поперёк первого и второго тоннелей насквозь. Называлась как бы нанятая государством для этого дела строительная контора, как сейчас помню, "Космос".

В первую очередь всё просто расширили, вырубив все деревья, отделявшие дороги от домов, и наделив вместо них жителей стеклопакетами. Затем строили долго, трясся весь дом. В какой-то момент стройка встала на год - кто-то там в этом "Космосе" крупно украл, сбежал, потом, кажется, пошёл на посадку. В конце концов комплекс запустили, и в первый момент это было изрядное облегчение.

Что же Вы думаете? Советский тоннель остался как есть, и потому встал с дальнейшим ростом халявы. Часть потока первого шоссе начала, вместо как пытаться ехать в него, проезжать под эстакадой и вливаться в поток второго шоссе. Изначально запланированный маленьким, поскольку большая часть его водителей мнилась проезжающей насквозь по новому российскому тоннелю, но заметный в силу ошибок проектантов и водителей.

А подавляющему большинству с крупной поперечной улицы тоже нужно на проспект, в центр. Либо из центра, на поворот куда ведёт левая её полоса, в отличие от правой. Так что они должны как-то соединяться с потоком этого второго шоссе тоже, притом отчасти даже, чтобы пойти на разворот из центра, его пересекать. В результате изначально запланированный бессветофорным перекрёсток обзавёлся светофором, и аккурат у меня под окном однова стоит постоянная пробка.

Притом то, что две разные полосы улицы далее ведут в противоположных направлениях, многие осознают только увидев соответствующий знак, находящейся точно посередине пробки.

Кроме того, в отличие от добропорядочных советских граждан, точно знавших, что очередь будет идти как шла вечно, и приведёт всех в одно и то же светлое будущее, российские граждане, на убивающих отечественную промышленность автомобилях зарубежного производства, в этой пробке, двигающейся без равномерности потоков, выезд из которой к тому же, в отличие от советских времён, загнут и скрыт углом здания, постоянно пробуют друг друга перехитрить, постоянно гудят, и даже периодически устраивают мелкие аварии.

Казалось бы, ну какая авария может быть, когда все двигаются со скоростью пешехода, а то и медленнее? А вот может. Кто-то хочет жухлануть, или в последний момент решает устроить перестройку, другой ему мешает, они там сталкиваются и ждут приезда полиции, перекрыв и так забитый поток ровно наполовину. О чём я узнаю либо сразу, по соответствующим возгласам, либо почти сразу, по увеличению плотности гудков.

Дальше же за этим постоянно, вот прямо в эту самую секунду, бибикающим перекрёстком, стоит трамвайное кольцо.

Изначально при постройке развязки планировалось, что вместо кольца появится разворотный круг, и освободит место для маленького парка, хоть как-то пытающегося сохранить сводимую на нуль экологию. Но проектанты каким-то удивительным образом мало учли, что трамваи ещё в советские времена ходили двойные, а сейчас ходят удлинённые. В результате вместо разворотного круга появился таких же размеров футуристичный "пункт управления развязкой". Мне сквозь его полупрозрачные стёкла отлично видно, что внутри, в целом, никого и никакой активности нет. А кольцо сохранилось, тогда как парк отсутствует.

В общем, о развязке. Думаю, по опыту многих лет жизни, что в обозримом будущем ожидать здесь по-настоящему хорошей нет больших оснований.
чистый

Из коротких мыслей

В большинстве программ есть скрытая от среднего пользователя возможность выводить логи - писать потоком, что она там у себя внутри делает. Это нужно, понятно, тогда, когда программа перестаёт работать нормально, и её программистам требуется разобраться, как именно ошибочно она работает, где именно ошибка. Вот я думаю - сейчас все пишут блоги...

В двадцатом веке сложно было представить, что на пачках сигарет будут размещать фото лёгких курильщиков. Точно так же сейчас трудно представить, что на коробочках гамбургеров будут размещать фото жиробасов, а на промышленных товарах указывать их реальный срок использования - который их производителям известен заведомо.
чистый

Суонн, город, птицы

После долгого перерыва что-то приснилось.

В первом запомнившемся сне была ранняя весна, снег ещё лежал. Я, в маленькой компании, после переоформления каких-то документов, шёл по городу до станции наземной дороги.

Город вроде был Москва, и шёл я к МЦК, но на деле он был одним из тех городов, в которых я бывал во сне раньше - чем-то средним между промзоной с заводскими корпусами, бетонными заборами, и рельсами через асфальт, и пригородом, где дома все старые, максимум пятиэтажки.

Дома остались те же, и промзона осталась той же, только добавилось заборов, закрытых ворот, и запрещающих проход милиционеров и охранников. Так что до станции мы так и затруднились добраться, я проснулся раньше. Но было пять утра и заснул обратно.

Во втором сне попал, будто бы в какой-то игре или сказке, в какой-то плен. Что за плен - смутно. Вроде идея была свергнуть тиранию героическим подвигом одиночек, но вышло мало, и это могло обернуться очень плохо, однако в последний момент удалось создать впечатление, что весь бунт был детские шалости.

Так что плен напоминал больше всего детский сад. В котором мой напарник, вроде бы изначально отсутствовавший, обзавёлся, однако, семьёй - как обычно, в моих снах всё очень смутно.

К бунту я, точнее мой персонаж, добирался на плече какой-то птицы, и вот птенцов то ли этой, то ли такой же птицы, я там нашёл. Их нужно было скрыть от охраны, и защитить от других, обычных, птиц, чтобы они выросли, и мы смогли на них улететь. Я пошёл говорить напарнику об этом, отвлекая его от каких-то дел с его женой, и на этом сон тоже закончился.
чистый

(no subject)

Вчера у меня под окнами всю ночь ремонтировали дорогу. Опять. Посредством как ручного, так и механизированного труда - лом и, вероятно, какой-то отпиловочный станок, поскольку и жужжало, и гудело, и, кажется, даже слегка тряслось. У меня на такие вещи уже заведена запись океанских волн; но есть, на любителя, ещё самолёт. А вот для настоящих эстетов - зацикленный эмбиент из Блейд Раннера. Сложно сказать, что именно снится андроидам, но вполне ясно, под что именно они спят.

чистый

(no subject)

"...Настоящее джелато не выпускается промышленным способом: мастера (джелатьере) трудятся над ним в специальных заведениях (джелатериях) и подают ... сразу после ... приготовления. У каждого мастера джелато получается оригинальным, с собственным вкусом и запахом..." - из интернета.